Трилогия горький детство

Почти каждого человека со школьных лет сопровождает волнующая история детства Алеши Пешкова, мальчика, прошедшего через столько испытаний, образ его бабушки — один из самых возвышенных женских образов русской литературы. На каждое поколение по-разному действовали повести Горького,— в них черпали и знание народной жизни, и ненависть к мещанству, к непосильной тяжести рабочего труда и угнетению, и силы протеста против покорности в этих повестях видели призыв к творческой активности, к самообразованию, к учению, пример того, как, несмотря на нищету и бесправие, человек может пробиться к культуре. Они служили источником веры в силы народные, примером нравственной стойкости. Если у Толстого история героя — это прежде всего история его исканий, его требований к себе, биография аналитическая, то горьковская трилогия насыщена действием, она автобиографичная, она жизнеописание, она состоит из поступков и событий.

«Детство» — первая повесть в автобиографической трилогии Максима Горького, впервые напечатана в году. Живя в Италии, писатель. Автобиографическая трилогия Максима Горького "Детство. В людях. Мои университеты", над которой он работал 10 лет - одно из самых значительных.

Повесть начинается с воспоминаний мальчика, как от холеры умирает его отец Максим. От горя у матери Алексея, Варвары, в день смерти мужа начались преждевременные роды. Мальчик все помнил очень смутно, обрывками, так как на тот момент сильно болел. После похорон бабушка мальчика Акулина Ивановна Каширина забрала дочь с двумя внуками Нижний Новгород. Семья ехала на пароходе, маленький брат главного героя Максим умер по дороге и во время остановки в Саратове женщины вынесли и похоронили мертвого малыша. Чтобы отвлечь Алексея от всего, что происходило, бабушка рассказывала мальчику в дороге сказки, которых знала очень много.

Детство (Горький)

Затем смерть настигает и его новорождённого брата, которого тоже звали Максимом. Алексей с матерью Варварой и бабушкой Акулиной плывёт на пароходе в Нижний Новгород , в семью своего деда Василия, который работал цеховым старшиной в красильной мастерской, где работники красили ткани сандалом , фуксином и купоросом. Алексей наблюдает ссору братьев Михаила и Якова. Взрослые дядья давно хотят раздела имущества, однако дед видит, что хозяева они никудышные, и потому не спешит отдавать им наследство. Тётка Наталья учит Алексея молитве Отче наш. Дед Василий держит семью в строгости.

Пожалуйста, подождите пару секунд, идет перенаправление на сайт...

Почти каждого человека со школьных лет сопровождает волнующая история детства Алеши Пешкова, мальчика, прошедшего через столько испытаний, образ его бабушки — один из самых возвышенных женских образов русской литературы. На каждое поколение по-разному действовали повести Горького,— в них черпали и знание народной жизни, и ненависть к мещанству, к непосильной тяжести рабочего труда и угнетению, и силы протеста против покорности в этих повестях видели призыв к творческой активности, к самообразованию, к учению, пример того, как, несмотря на нищету и бесправие, человек может пробиться к культуре.

Они служили источником веры в силы народные, примером нравственной стойкости. Если у Толстого история героя — это прежде всего история его исканий, его требований к себе, биография аналитическая, то горьковская трилогия насыщена действием, она автобиографичная, она жизнеописание, она состоит из поступков и событий.

В то же время это не только описание частной жизни, не история отдельной личности, это именно повести, произведения, имеющие художественную силу обобщения. Их материал при всей точности фактов, событий отобран не по законам памяти и знаний взрослого человека, а по законам писательского таланта. Он создает галерею типов дореволюционной России, образы, живущие независимо от биографии героя. Детское видение мира имеет свои пределы, и автор с поразительной точностью соблюдает их.

Окружающее открывается перед маленьким Алешей отдельными малосвязанными сценами, картинками, смысл и трагизм которых он еще не в силах оценить. Смерть отца, и тут же, у гроба, рожающая мать — это мучительное, невероятное стечение обстоятельств с первой же страницы погружает нас в стихию достоверной жизни. И, начиная с этой сцены, покоряющей силой и особенностью книги становится именно правда, мужество правды. Здесь все подлинно.

И в этом отличие ее от других книг подобного жанра. Автор не привносит сюда взрослого своего понимания, людей, своих знаний и опыта. Здесь ничего не делается для занимательности, нет никаких литературных приемов, нет обязательной завершенности, сведения концов с концами... Многого из жизни Алеши Пешкова мы так и не узнаем — как, почему расстраивается состояние деда, куда время от времени исчезает мать, почему вдруг приходится переезжать в другой дом... С годами иногда, из рассказов бабушки, какие-то обстоятельства разъяснятся, но многое для мальчика и для нас так и останется неизвестным.

И, как ни странно, такая неполнота, непонятность происходящего помогает нам лучше увидеть мир глазами героя. Трилогия воссоздает огромную панораму жизни рабочей России конца девятнадцатого века. Воссоздает с размахом, с неумолимым реализмом, требующим от писателя не только честности, но подчас художественной смелости.

Одна за другой обступают нас судьбы людей разных сословий, разных профессий — красильщики, иконописцы, приказчики, купцы, прачки, кочегары, матросы, проститутки... Их десятки, нет, наверное, сотни людей, и каждый неповторим, у каждого не только своя история, но и свое понимание жизни, свои противоречия, своя мудрость, западающая в душу мальчика, а затем подростка. И все это не сочинено и даже не увидено. Это найдено в жизни. Алеша Пешков постоянно, пытливо ищет ответа на вечные вопросы жизни.

Ему интересен каждый человек, хочется понять, почему так, а не иначе живут люди. В этом особенность его характера. Он не наблюдатель, не собиратель, он герой деятельный, ищущий.

Ответы этих людей — противоречивые, парадоксальные, переливающиеся неожиданным смыслом — плотно насыщают трилогию философской мыслью. В повестях не утихает полемика. Сами того не подозревая, все эти люди полемизируют, высказывания их сталкиваются, сшибаются непримиримо. Многое в жизни Алеши Пешкова сделали книги. Они помогали познать огромность мира, красоту его и разнообразие. Книги не вообще, а книги конкретные. Алеша рассказывает, что именно ему нравилось, что и как он понимал.

Из текста горьковской трилогии можно составить длинные списки прочитанных им книг, с его аннотациями-оценками и провести интереснейшие исследования о круге чтения Алеши Пешкова. Он сам учится отличать хорошую книгу от плохой. Интересно следить, как формируется, оттачивается вкус мальчика. В беспорядочном его чтении было свое преимущество — оно тренировало ум; он учился ориентироваться в книжном море, он был свободен от школьных авторитетов.

Надо, впрочем, заметить, что эстетическое восприятие Алеши было подготовлено в значительной мере незаурядным поэтическим даром его бабушки. С детских лет слушая ее песни и сказки, он остро чувствовал игру самоцветным словом, любование красотой, богатством родного языка. Любимые свои книги Алеша пересказывал кому угодно — денщикам, матросам, приказчикам, читал вслух, и люди жадно слушали его, иногда ругались, высмеивали, но зато и вздыхали и восхищались...

Книги очищали душу, придавали уверенность он не один, на земле не пропадет. Но он начинает и критически оценивать выдуманность книжных отношений героев, отделять великие произведения от посредственных. Ракамболь учил его быть стойким, герои Дюма внушали желание отдать себя какому-то важному делу. Он передает свои впечатления о Тургеневе, Вальтере Скотте. Трудно назвать другие произведения, в которых вот так же подробно описывались бы книги, впечатление от них, их влияние на жизнь человека.

И в этом проявлялся деятельный темперамент героя, горячее желание что-то сделать хорошее для людей. Конкретность книжных интересов героя исторична, он читает те книги, которые во многом характерны были для вкусов того времени; во книги лишь часть той исторической конкретности, какой полна трилогия.

Это свойство горьковской прозы проявляется здесь особенно сильно. Быт донесен во всех его материальных подробностях. Видно, что люди ели, как одевались, что пели, как молились, как спали, как развлекались.

В иконописной мастерской точно описаны стеклянные шары, налитые водою, подвешенные на бечевках к потолку. Они собирают свет лампы, отбрасывая его на доску иконы белым холодным лучом. Если он в лавке продает божественные книги и иконы, то известно, что это за книги и что за иконы. Алеша ловит птиц для продажи, и бабушка продает их за сорок копеек, а в базарные дни на рубль и более. Точные цифры в повествовании — необходимость, они мера труда и возможность прожить, герой помнит каждую заработанную копейку.

Так же конкретно изображена у него и Нижегородская ярмарка, и работа в пекарне, в иконописной мастерской,— со всеми тонкостями, различиями византийских, и фряжских, и итальянских манер письма. Труд у Горького всегда физически ощутим, профессионально выверен, будь то несложный труд прачки, или приемы торговли, или красильное дело.

Мало кто из писателей понимает необходимость так выписывать быт. Это не только художественный прием, в этом есть еще и сознание историчности пережитого. И действительно, подробности эти оказываются драгоценнейшими. Со временем они повышаются в цене, ибо сохраняют безвозвратно исчезнувшие приметы прошлого. Заслуга художника тут несомненна. Трилогия Горького повествует прежде всего о том, как, несмотря на все обиды и разочарования, росла у Алеши Пешкова любовь и вера в человека.

Первым, кто вселил эти чувства, были не книги и не наблюдения, а прекрасная душа Акулины Ивановны Кашириной, балахнинской кружевницы, Алешиной бабушки. Она была человеком с талантом жизни, умеющая жить легко и добро, сея вокруг себя радость, восторг. Ее любовь обогащала мальчика, насыщая крепкой силой для трудной жизни. Доброта ее талантлива и своеобычна, поскольку зиждется на художественности ее натуры.

Она знала множество стихов, песен, да и сама сочиняла, рассказывала про Ивана-Воина, про Попа-Козла, Марию — грешницу египетскую... Счастье, что у Алеши Пешкова была такая бабушка.

Откуда только черпала эта женщина неистощимую свою любовь, свое терпение... Как хорошо все! Нет, вы глядите, как хорошо-то все! У нее был свой бог, свои отношения с религией, согретые той же деятельной заботой о людях.

При всей покорности, смирении, в минуты опасности она могла храбро, умно, как никто другой, противостоять беде. Так она спасает и людей, и имущество при пожаре, бросаясь под ноги обезумевшему от огня коню, вынесла из пламени бутыль масла, чтобы не взорвалось, организовала соседей тушить амбар... Она ничего не боялась. Ласковость ее была неутомима, но с годами Алеша начинает ценить в ней и оптимизм, и легкость, с какой она переносит жизненные невзгоды, разорение, потерю богатства.

И только уже взрослея, после смерти бабушки, он сумеет полностью оценить жизненный подвиг этой женщины, поймет не то, что она не могла, не сумела, а то, чем она была — матерью всем людям.

Злое и доброе, жесткое и нежное переплетаются непредвиденно, соседствуя не только в этой семье, но и внутри людей. Дед, деспот, самодур, олицетворение мещанского, дед, который, казалось бы, во всем противопоставляется поэтической натуре бабушки, этот дед в какие-то минуты преображается.

Зверски, чуть не до смерти запоров Алешу, он приходит к постели больного мальчика и рассказывает ему о своей бурлацкой молодости на Волге. Диалектика души? Да, но не только это. Таким богатырем, вероятно, и полюбила его в молодости бабушка Алексея. Тем более горько видеть, как исподволь богатство, страсть к наживе перекашивают его душу. Самое, наверное, примечательное в этом образе — тот губительный процесс озверения, вырождения человечности, который происходит со старшим Катириным, с его сыновьями.

И никакая доброта, душевность бабушки не могут спасти, остановить их. Пристально и беспощадно прослеживает Горький нарастающую патологическую скупость дедушки, как этот недавний богач теряет честь, достоинство, побирается по домам знакомых купцов,— и не от бедности, не ради куска хлеба, а из-за снедающей его алчности.

Все человеческое исчезает, вытравляется. Дети, внуки, жена, семья, дружба — все теряет цену, отмирает с развитием этой неизлечимой болезни. Алеша не обличает его, бабушка питается объяснить, простить, но тем страшнее выглядит этот распад личности. Только ли патология, характер виной тому? Недаром бог его иной, чем у бабушки,— его бот грозный, карающий, а за ним видятся иные мерки жизни,— изменилось отношение к труду, отпала необходимость труда, а взамен не появилось ничего другого.

Для Горького труд заключает всегда еще и моральную ценность,— труд воспитывает, труд лечит душу; отношением к труду, красотой труда учится Алеша мерить достоинство человека. Живи тихонько, спокойненько, а — упрямо!

Слушай всех, а делай, как тебе лучше... Жить можно, где хочешь и как хочешь,— твоя воля!

Краткое содержание «Детство»

Roni Оценил книгу Не, а чё, как русский классик, так сразу людей по мордасам лупашить? А Горький так вдарит, что мало не покажется. Он живописует нам действительность: свинцовую, мерзкую, нищую, убогую, скудную, неказистую, лживую, тошнотворную, безумную, и жестокую, жестокую, жестокую.

Серия «Автобиографическая трилогия»

Работу над первой частью трилогии Горький начал в 1913 году. Повествование идет от лица главного героя, Алеши Пешкова. Писатель ставит своей задачей не просто описать события, происходившие в доме его деда и бабушки, где он рос, но и оценить их с позиций уже взрослого человека. События вводят в жуткую атмосферу страшных впечатлений, которые наложили свой отпечаток на мировосприятие ребенка, а каждый жизненный эпизод не прошел бесследно для формирования личности. Тяжелые испытания учат его делать выводы, оценивать людей, которых вокруг было множество: дяди и тети, постояльцы, двоюродные братья. Наблюдая за людьми, живущими в доме, мальчик видит, как дядьки Михаил и Яков постоянно ссорятся из-за посягательства на наследство деда. По контрасту с этими героями — характеры кроткого сироты Цыганка, доброго мастера Григория Ивановича. Но настоящим душевным другом в жизни Алеши стала его бабушка, человек удивительной нравственной чистоты. На всю жизнь в памяти ребенка остался ее мягкий напевный голос, лучистые глаза, живая энергия и готовность помочь всем нуждающимся. Автобиографическая повесть Горького — рассказ о трудной жизненной школе, которую он прошел с раннего детства, познав боль и жестокость, доброту и заботу.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Детство Горького (RU/ENG) (1938) фильм смотреть онлайн

«Детство» как первая часть автобиографической трилогии М. Горького

Меня глубоко взволновала история детства Алеши Пешкова, мальчика, прошедшего через столько испытаний. Особенно мне запомнился образ его бабушки. Мне кажется, это один из самых возвышенных женских образов русской литературы. Прочитав эту книгу, я лучше узнал о жизни людей в дореволюционной России.

Продолжительность: Экранизация автобиографической трилогии Максима Горького: «Детство», «​В людях» и «Мои университеты». В фильмах рассказывается о детстве и. Максим Горький. Детство. Текст произведения. Источник: М. Горький. Полное собрание сочинений. Художественные произведения.

.

Вы точно человек?

.

Максим Горький: Детство. В людях. Мои университеты

.


Warning: Undefined variable $header8 in /var/www/boutique-dart.ru/data/www/boutique-dart.ru/otchet-po-praktike/trilogiya-gorkiy-detstvo.php on line 127

.


Warning: Undefined variable $header9 in /var/www/boutique-dart.ru/data/www/boutique-dart.ru/otchet-po-praktike/trilogiya-gorkiy-detstvo.php on line 131

.


Warning: Undefined variable $header10 in /var/www/boutique-dart.ru/data/www/boutique-dart.ru/otchet-po-praktike/trilogiya-gorkiy-detstvo.php on line 135

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Детство Горького (1938) Марк Донской
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 5
  1. Мечислав

    Между нами говоря, я бы поступил иначе.

  2. Терентий

    Присоединяюсь. Всё выше сказанное правда. Можем пообщаться на эту тему. Здесь или в PM.

  3. Пульхерия

    Неплохой блог, но нужно больше добавлять информации

  4. Онисим

    Я извиняюсь, но, по-моему, Вы ошибаетесь. Давайте обсудим. Пишите мне в PM, поговорим.

  5. Куприян

    Знакомый стиль.

Добавить комментарий

Отправляя комментарий, вы даете согласие на сбор и обработку персональных данных